Путешествие в Сказку. День 7. Сказочка детям про Версаль и Лувр королевские

Версаль жарким летним утром
Версаль жарким летним утром

День седьмой. Поездка в Версаль, посещение Лувра, и, до свиданья, Париж! 

Коль скоро наша поездка называется «Путешествие в Сказку», то должен быть в ней и король. Что за сказка без короля и королевства? Итак, жил-был в тридевятом царстве, в тридесятом государстве король Людовик. И любил он строить дворцы, да такие, что и через столетия вызывают восхищение людское. Как же нам, гостям заморским, не посмотреть на это диво-дивное и чудо-чудное? А заодно и вам рассказать про Лувр музейный и Версаль зеркальный. Садитесь да слушайте…

Ни свет, ни заря, а ровнехонько в семь часов утра проснулись мы в своей опочивальне двухномерной да восьмидверной. Сбегали на завтрак отеля гостеприимного. Побаловали себя изысками заграничными, дабы не терпеть нужду до обеда далекого. Да принялись свои пожитки нехитрые укладывать в две котомки дорожные. Не придется уж нам возвращаться на постоялый двор сей. Зовет дорога дальняя, незнакомая.

И попутчики наши, друзья-товарищи хорошие, тоже со сборами не задерживаются. Не хотят, чтобы автобус весь ждал какого лентяя нерасторопного. Дорога минута каждая.

Мчит колесница золотая экскурсионная по утренней прохладе через столицу французскую да на дорогу кольцевую, что Периферик зовется на наречии здешнем галльском. По пути подхватили проводника мы местного, дабы путь наш направлял да рассказами приятными услаждал слух гостей славянских. Ах, как речь его льется мягко да ласково. Всё про королей да королев французских, что горазды были и в делах государственных, и в затеях строительных, и в интригах любовных. Как жаль, что путь недолог! Не узнали всех историй здешних, а за окнами уж домики мелькают старинные, в коих сотни лет прислуга жила королевская при дворце загородном, что Версалем именуется.

Площадь перед дворцрм
Площадь перед дворцом

Площадь перед дворцом зело широкая да просторная. Не один десяток колесниц уж тут стоит припаркованных. И гостей всякого роду племени видимо-невидимо! Те, что сами сюда добиралися, в очереди длинной толкутся, чают покои увидеть королевские. А для званых гостей, к коим мы относимся, вход отдельный, беспрепятственный. Но стоит там мажордом жутко вежливый, очень вежливый, неуступчивый. Всех гостей пропускает по списочку, по расписаньицу точно составленному. Не пришел еще наш черед, чтоб смотреть интерьеры бархатные. Больше часу времечка да свободного!

Парковая аллея
Парковая аллея

Ай и любо же погулять нам было по садам, тот дворец окружающим! Беспрепятственно да беспошлинно. С утра раннего никого в тех садах еще не было, только статуи да всё античные! Регулярный парк — не леса уральские! Каждый кустик тут подстриженный, всяка веточка обихожена. Очи радуют и аллеи ровные, и озера с фонтанами синие. А фонтанов тех — не счесть числа! Да все затейные, но нерабочие. Очень ветхие стали трубочки, не выдерживают они напора водного. Только на два часа запускают их показать всем гостям яко невидаль дивную.

Старинный фонтан
Старинный фонтан

Ай, не удивить звоном струй хрустальных гостей русских, в Петергофе балтийском бывавших да большой каскад фонтанов видавших, где стоит Самсон-силач, пасть льву шведскому разрываючи. Вот где глаз от сверкания золотого устает, вот где сила-красота так и блещет!

Но Версаль все ж постарше будет всех. Короли французские всей моде европейской тон задавали. Через них и Расея-матушка к паркам правильным пристрастилася.

Как объять необъятное?
Как объять необъятное?
Искусство и техника
Искусство и техника
Мавританский газон и Полосатик
Мавританский газон и Полосатик

Погуляли вдоволь мы по дорожкам чистеньким, пора и палаты смотреть зеркальные. А навстречу нам уж поток людской, желтолицый всё да узкоглазенький. Группы малые, душ по сто бегут, фототехникой все обвешаны. Разбегаются в разны стороны. И снимают всё себя расчудесненьких да на фоне кустов и цветов обихоженных.

А у входа на крыльцо узорчатое уж стоит наш гид, поджидаючи. Выдает всем устройства мудреные, «говорилкой» меж нас называемые. Вещь простая, удобная. С кусок мыла размерами. Стоит в ухо себе вставить пуговку, и нигде уже ты не заблудишься. Будешь слышать речь гида толковую, очень внятную и доступную. И не надо толпиться к рассказчику, чтобы слышать его сказки знатные. А ходи сам себе по окраине и любуйся затейными штучками.

Капелла
Капелла
Один из прежних домовладельцев
Один из прежних домовладельцев

Посмотреть было что нам. Там покои вельможные шитые, залы бальные музыкальные, кабинеты державные строгие, будуары таинственно скрытные и галерея зеркальная длинная! Вся стена зеркалами составлена! Отражает она свет из окон, что напротив ее расположены. От того море света повсюду, и лучи в хрустале преломляются, и пространство, как есть раздвигается! 

В зеркальной галерее
В зеркальной галерее

Я ж люблю всё смотреть потолки во дворцах расчудесные, что украшены лепотой разномастною. И картины на сюжеты библейские, и резьба по камням да по дереву. Позолоты там! Вам и не снилося! Кто ж творил это чудо великое, с глубины веков к нам пришедшее?

Плафон
Плафон
Только один уголок потолка
Только один уголок потолка
Балдахин над ложем
Балдахин над ложем

И прошли мы с товарищами верными да по всем по покоям монаршеским. Посмотрели диковинки всякие, но с собой ничего не прибрали мы. Ни к чему нам богатства французские. Мы же путники вечные. Колесим по дорогам-проселочкам. Только память в душе нашей полнится, чтоб рассказом кого-то потешити. О краях далеких-предальних да о странствиях наших занятных.

В дворцовом дворике
В дворцовом дворике

А тем временем ехать пора уже нам. Возвращаемся в город столичный, город древний, тысячелетний, что Лютецией звался когда-то. Дело есть там у нас очень важное. Очень важное да культурное.

Как на острове Сите, что на Сене-реке обитается, стоит замок другой, королевской семье относящийся. Замок тот Лувром все зовут. А музей-то в нем наизвестнейший. По всему белу свету равных нет ему.

Северное крыло Лувра
Северное крыло Лувра

Как же можно так, чтоб в Париже быть, а тот Лувр не увидети? Потому мчимся прямо мы из Версаля приветного да картины смотреть со скульптурами.

Ай, народу там! Несть числа! Все культурными стать стараются да к наследью веков приобщаются.

Антипирамида в фойе музея
Антипирамида в фойе музея

С нами друг проводник наш, что все тропки в музее исследовал. Так провел нашу группу шумливую, чтоб увидели гости славянские чудеса все в музее хранимые. Ну а главных-то три наивАжнейших.

Первой видим скульптуру безрукую, идеалом всех форм нас пленившую. Деву красную звать Венерою, из Милосской земли привезенную. Обошли мы ее всяк по-своему. Кто с боков поглядел, кто с затылочка. Ну а самые неуклюжие так стояли все рты пооткрывшие и добро свое не блюдущие. А ведь есть тут людишки карманные, до чужого хабара охочие. Пока гости замрут все глаза в наготу упираючи, очень могут лишить их чего-нибудь. Так что ухо держите сторожкое и внимание свое не разбрасывайте.

Венера Милосская
Венера Милосская

А другая статуя известная, то богиня победы крылатая. На высоком стоит постаменте Ника мощная, энергичная. Вместо рук два крыла запрокинуты, будто птица вспорхнуть так пытается. Тело грации тогой прикрытое не дает взору чуждому страстному угадать ее формы пленительные. Как узнать, что богиня красавица? Голова-то ее как обрублена. Не дошла до нас вся в сохранности. 

Ника Самофракийская
Ника Самофракийская
Коридоры Лувра
Коридоры Лувра

Но идем коридорами длинными к главной цели, куда все стекаются. Там висит на стене беломраморной под стеклом в два вершка бронированным полотно Леонардо Великого, что Джокондою называется. Перед ним толпа — всё ценители, и у каждого в руке да по гаджету. И снимают они, фото делают, чтобы было потом чем похвастаться. Не протиснуться нам, не приблизиться. С расстояния только увидети. Там стоит и охрана суровая, никого к полотну не пускающая.

Джоконда Леонардо да Винчи
Джоконда Леонардо да Винчи

Много времени провели мы в том Лувре красочном, удивительном. И картины смотрели занятные, и статуи античные древние. Еле ноги идут уж уставшие. А проводник нас все водит, рассказывает. А мы слушаем да любуемся. Всю культуру собрали всемирную. В одном месте народу доступную.

Три грации
Три грации
В греческом зале...
В греческом зале…
Ты кто?
Ты кто?
Королевские регалии
Королевские регалии

Фотосъемка в музее бесплатная. Только малую часть показал тута я. Ибо лучше увидеть всамделешнее, чем картинки смотреть однобокие.

Но бежит наше время доступное, и пора возвращаться к автобусу. Три часа пополудни уж. А у нас еще дорога далекая до границы страны до Германии. Ни много, ни мало, а 400 верст отмахать.

Покидаем столицу мы галльскую, переполнившись видами всякими. С благодарностью за прием теплый да щедрый. Будет вспомнить что в старости.

Парижская перспектива
Парижская перспектива

Переезд в славный Страсбург-град пролетел незаметной минутою. То смотрели мы фильмы веселые, то пейзаж придорожный разглядывали. За окном лепота европейская. Все поля перепаханы. Все дороги накатаны. Деревеньки стоят будто пряничные. Вот пожить бы тут месяцок-другой!

На последних лучах солнышка ясного прикатили в отель нам назначенный. Тот отель был Меркур третьезвездочный. Да с бассейном огромным на улице. Но купаться не стали мы. Поскорей разместились по комнаткам, отдыхать после дня превеликого. Завтра ждет снова парк развлечений нас, что Европою-ленд именуется.

Тут и сказке конец приближается. А кто слушал, молодец называется. На наш сайт он всегда приглашается, чтоб узнать много-много занятного о дорогах все да о странствиях.



Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.

Яндекс.Метрика